Родовые связи

ЭСКИМОСЫ

ЭСКИМОСЫ,группа родственных народов: американские эскимосы, или инуиты, живут на арктическом побережье Северной Америки – на Аляске (ококло 30 тыс.) и в Канаде (около 25 тыс.); гренландские скимосы, или калилиит, – в Гренландии (ококло 45 тыс.); азиатские, или сибирсике эскимосы, – в России, на юго-восточном побережье Чукотского полустрова (по данным переписи населения 2002 – 1798 чел.) и на острове Святого Лаврентия (США).

Хозяйство

Археологические находки на Чукотке показали, что азиатские эскимосы являются прямыми наследниками древней культуры, распространенной с конца 1-го тыс. до н.э. по берегам Берингова м. Самая ранняя эскимосская культура – древнеберингоморская (до VIII в. н.э.). Для нее характерны добыча морских млекопитающих, использование многоместных кожаных лодок Родовые связи-байдар, сложных гарпунов с поворотными наконечниками. С VII до XIII–XV вв. выделяется культура пунук, для нее характерно особое развитие китобойного промысла. Параллельно в более северных районах Аляски и Чукотки существовала культура бирнирк, отличавшаяся специализацией охоты на мелких ластоногих. Она стала основой формирования культуры туле (XII–XVI вв.), распространенной почти по всей этнической территории эскимосов, вытеснив все предыдущие культуры. В этот период китобойный промысел сохранялся лишь в районе Берингова пролива и на побережье Северо-Западной Аляски. Основным видом хозяйственной деятельностисти азиатских эскимосов был морской зверобойный промысел. Мясо, внутренности и жир морских животных шли в пищу, жиром обогревали и освещали жилище, кости Родовые связи использовали для изготовления орудий труда, оружия, утвари, при стр-ве жилищ, шкуры шли на покрышки для жилищ, одежду, обувь, обтяжку каркасных лодок и т.п. Был развит натуральный обмен с оленными чукчами и американскими эскимосами, регулярно совершались торговые поездки на Аляску и остров Святого Лаврентия. Большое значение имело собирательство. После коллективизации 1930-х гг. у азиатских эскимосов сформировались промысловые хозяйства. С конца 1960-х гг. в приморских совхозах получило развитие пушное звероводство. Промысел морских животных продолжался в очень ограниченном объеме, главным образом для поддержания клеточного звероводства. В настоящее время эскимосы работают мотористами, механиками, электриками, добывают пушнину, занимаются кустарным промыслом Родовые связи. Поселения эскимосы располагались так, чтобы было удобно наблюдать за передвижением морского зверя, в основании выдающихся в море галечных кос, на возвышенных местах, которые летом хорошо просушивались солнцем и ветром.

Транспорт

Для передвижения по воде азиатские эскимосы пользовались лодками –байдарами и каяками. Байдара (анъяпик) – легкая, быстроходная и устойчивая на воде плоскодонная лодка, деревянный каркас которой обтягивался моржовой шкурой. Байдары были разных типов – от одноместных до огромных 25-местных парусников. В больших байдарах совершали дальние переезды и военные походы. Каяк – мужская охотничья лодка для преследования морского зверя. Каркас ее делали из тонких деревянных или костяных планок и обтягивали моржовой кожей так, что сверху оставался Родовые связи только люк для охотника. Весло обычно было двухлопастным. Охотник надевал специальный водонепроницаемый костюм из нерпичьих шкур с капюшоном (тувилик), который наглухо скреплялся с краями люка, так что человек и каяк представляли собой единое целое. Плавание в каяке требовало большого искусства, поскольку он был очень легок и неустойчив на воде. К концу XIX в. каяки почти исчезли из употребления, и эскимосы стали пользоваться в основном байдарами. Сухопутный транспорт азиатских эскимосов – дугокопыльныенарты с веерной собачьей упряжкой. С середины XIX в. распространяются нарты с упряжкой восточно-сибирского типа – цугом. Использовались также короткие бескопыльные сани с полозьями из моржовых клыков (канрак). По снегу ходили на Родовые связи ступательных лыжах-«ракетках» (раму из 2 планок со скрепленными концами и поперечными распорками переплетали ремнями из нерпичьей кожи и подбивали снизу костяными пластинами), по льду – с помощью специальных шипов из кости, прикрепленных к обуви.



Охота

До середины XIX в. главными орудиями охоты были копье с наконечником стреловидной обоюдоострой формы (пана), гарпун (унг’ак’) с отделявшимся наконечником из кости: при попадании в цель наконечник поворачивался поперек раны и отделялся от древка. К наконечнику тонким ремнем прикреплялся поплавок (ауатах’пак) из целой нерпичьей шкуры – 1 при охоте на моржа и 3–4 при охоте на кита. (Эскимосский гарпун используется и современными китобоями.) Сети Родовые связи для ловли тюленей изготавливали из тонко нарезанных пластин китового уса и ремней из лахтачьей шкуры. Добивали раненого зверя каменным молотком (нак’шун). Женскими орудиями труда были нож (уляк’), применявшийся для всех видов домашней работы, и скребок для выделки шкур с каменным или металлическим вкладышем (як’ирак’). Лезвие ножа трапециевидной формы с закругленным режущим краем, рукоятка деревянная. Способ охоты на морских животных зависел от их сезонных миграций. 2 сезона охоты на китов соответствовали времени прохождения их через Берингов пролив: весной на север, осенью на юг. На китов охотились коллективно, на нескольких байдарах с гарпунами, а позднее с гарпунными пушками. Важнейшим объектом промысла Родовые связи был морж. В зависимости от сезона на него охотились разными способами: весной – на плавучих льдах или с ледовой кромки, убивая спящих животных длинных копьем или гарпуном, летом – на открытой воде с лодок или на лежбищах, с копьем. На тюленей охотились с каяков с помощью коротких металличических дротиков и гарпунов, били животных гарпунами с берега, на льду – подползая к зверю или подстерегая его с гарпуном у отдушины. Нерпу в начале зимы добывали ставными сетями, опущенными под лед. С конца XIX в. появилось новое охотничье и промысловое снаряжение. Пришедший в упадок китобойный промысел сменила добыча моржей и тюленей. Из подсобных Родовые связи промыслов практиковалась охота на дикого оленя и горного барана с помощью лука из дерева или из костяных пластин с тетивой из китовых или оленьих сухожилий. Стрелы были деревянными, наконечники – из кости, клыка или камня, позже – из железа. (Копья и луки использовали и в качестве военного оружия.) Сухопутная охота у азиатских эскимосов потеряла значение к началу XIX в. Охотой на птиц, рыбной ловлей занимались, когда недоставало мяса морского зверя. На птиц охотились при помощи связки ремней с камнями на концах (авлык’ых’тат). С середины XIX в. получила развитие охота на пушного зверя, чему способствовало, наряду с экономическими факторами, и распространение Родовые связи огнестрельного оружия.

Жилище

Остов стационарного жилища. Эскимосы

Традиционные жилища были приспособлены и к сильным морозам, и к оттепелям. Наиболее древним типом жилища была каменная постройка с углубленным в землю полом. Она встречалась по всей территории расселения эскимосов. Стены складывали из камней и китовых ребер. Последние ставили так, чтобы их верхние концы перекрещивались. Каркас покрывали оленьими шкурами, обкладывали слоем дерна толщиной до 2 м., камнями и сверху еще раз покрывали шкурами. Особым типом зимнего жилища было снежное иглу, особенно широко распространенные в центральных районах Американской Арктики. В других местах иглу строили во время охотничьих экспедиций. Летнее жилище эскимосов – палатка из шкур моржей, с каркасом Родовые связи из деревянных жердей, или распаренных, выпрямленных и соединенных в длинные жерди рогов оленей, моржовых или китовых костей, связанных ремнями. Низ покрышки закрепляли большими камнями. Азиатские эскимосы до XVIII в., а местами и позже, жили в полуподземных жилищах – нын’лю. Стены его делали из костей, дерева, камня, снаружи обкладывали толстым слоем дерна с камнем. Длинные кости китовых челюстей либо бревна плавника служили несущими опорами, на которые клали поперечные балки, также из челюстей кита, на них настилали потолок из китовых ребер или деревянных брусьев. Его покрывали сухой травой, далее слоем дерна и слоем песка. Пол мостили костями черепа и лопатками Родовые связи кита. Если в таком жилище жили постоянно, то в нем делали два выхода: летний – на поверхности земли, который на зиму заделывали, и зимний – по подземному коридору. Стены коридора обкладывали позвонками кита. Отверстие в крыше служило для освещения и проветривания. Если землянку строили с одним входом, то летом ее покидали, оставляя для просушки, и жили во временных шалашах. В XVII–XVIII вв. полуподземное жилище стало сменяться каркасной постройкой мын’тыг’ак, похожей на чукотскую ярангу. Основанием ее служила двойная каменная стенка высотой до 130 см, которую внутри засыпали землей, снаружи обкладывали дерном и покрывали моржовыми шкурами. На этом основании закрепляли остов Родовые связи крыши из жердей, его также покрывали моржовыми шкурами. В основании жилище было круглым, внутри разделялось на 2 части: холодную (натык) и теплый полог (агра). Освещал и отапливал полог глиняный жирник (наник) в форме продолговатого неглубокого блюда с одним или двумя выступами для фитилей из мха. Более древний тип жирника – плоский полукруглый камень с небольшим углублением посередине, куда наливали жир. Пищу готовили, подвешивая над жирником сосуд, либо в холодной части яранги на очаге из 2 камней, между к-рыми разводили огонь. В качестве столика и блюда для мяса использовали деревянную доску (к’аютак’) продолговатой формы с небольшим углублением посередине для стока жира Родовые связи и крови. Летнее жилище представляло собой 4-угольную палатку (пылъюк), по форме напоминающую косоусеченную пирамиду, причем стенка со входом была выше противоположной. Каркас этого жилища строили из бревен и жердей и покрывали моржовыми шкурами. Внутри устанавливали полог из оленьих шкур. С конца XIX в. у зажиточной части эскимосов появились легкие дощатые дома с двускатной крышей и окнами. С 1950-х гг. в поселках началось массовое типовое жилищное строительствово. Эскимосы переселялись в бревенчатые дома с печным отоплением и электричеством.

Одежда

Одежда азиатских эскимосов – глухая, из оленьих и тюленьих шкур. Вплоть до XIX в. делали одежду также из птичьих шкурок. Мужской комплект состоял из узких натазников Родовые связи из нерпичьей шкуры, коротких кухлянок (меховых рубах) из оленьего меха (аткук), меховых штанов до колен и торбасов. Летняя кухлянка – одинарная, мехом внутрь, зимняя – двойная, мехом внутрь и наружу. Летом для предохранения от сырости поверх нее надевали матерчатую камлею или плащ с капюшоном из моржовых кишок. Зимой во время дальних поездок пользовались широкой кухлянкой из оленьих шкур длинной до колен и с капюшоном, ее перетягивали на уровне бедер поясом (тафси). Кухлянки американских эскимосов имели капюшон. На ноги поверх меховых чулок надевали нерпичьи торбаса (камгык) длиной обычно до середины голени. Специальную непромокаемую обувь изготавливали из выделанных тюленьих шкур без шерсти Родовые связи. Края подошв загибали вверх и засушивали. Меховые шапки и рукавицы надевали, когда отправлялись в путь. Женщины носили более широкие, чем у мужчин, натазники, поверх них – меховой комбинезон (к’алъывагык) длиной до колен, с широкими рукавами, зимой – двойной. Обувь была такая же, как у мужчин, но повыше, из-за более коротких штанов. Женские кухлянки американские эскимосы шили с мысами по подолу спереди и сзади и с внутренним заплечным мешком, в который помещали младенца. На год требовалось несколько комплектов одежды. Ее изготовлением занимались женщины. Шкуры скоблили, снимали шерсть и мездру, дубили кашицей из оленьей печени. Нерпичьи шкуры, применявшиеся для Родовые связи изготовления обуви, размягчали зубами. В настоящее время дома эскимосов носят европейскую одежду, однако сохраняется национальная зимняя одежда. Традиционную одежду отделывали вышивкой или аппликацией кусочками меха. До XVIII в. эскимосы украшали лица моржовыми зубами, костяными кольцами и стеклянными бусинами, протыкая перегородку носа или нижнюю губу. Мужская татуировка – кружки в уголках рта (возможно, пережиток ношения губной втулки), женская – прямые или вогнутые параллельные линии на лбу, носу и подбородке. На щеки наносили более сложный геометрический орнамент. Татуировали также руки, кисти, предплечья. Традиц. женская прическа у азиатских эскимосов – 2 косы с пробором посередине, мужчины стригли волосы, оставляя длинные пряди на макушке, либо гладко выстригали макушку с кружком Родовые связи волос вокруг нее.

Пища

Основная традиционная пища – мясо и жир тюленей, моржей и китов. Мясо варили, заготавливали впрок на зиму: квасили в ямах и ели с жиром, иногда в полувареном виде. Часть мяса сушили или вялили. Свежее мясо употребляли в сыром или замороженном виде. Любимым лакомством было свежее сырое китовое сало со слоем хрящевидной кожи, без приправ (мантак). Рыбу вялили и сушили, зимой ели в свежезамороженном виде. Высоко ценилась оленина, вымениваемая у чукчей. На зиму заготавливали съедобные листья и корни. Летом и осенью в большом количестве употребляли морскую капусту и другие водоросли. В пищу шли также ягоды, грибы Родовые связи не ели. В настоящее время рацион азиатских эскимосов изменился. Они готовят супы из оленины, крупяные, овощные и молочные блюда, грибы. Во всех поселках есть пекарни.

Родовые связи

Эскимосы не сохранили родовой экзогамии. Счет родства велся по отцовской линии, брак – патрилокальный. Одни авторы (Г.А. Меновщиков, Л.А. Файнберг) считали типичным для эскимосов в прошлом существование экзогамного отцовского рода, другие (М.А. Членов, И.И. Крупник) отрицают это. М.А. Членов выделяет однолинейные родственные группы – линиджи, ведшие происхождение от одного реально существовавшего предка, и эндогамные племена, или кланы с устойчивым самосознанием, общей территории, локальными культурными особенностями. Каждое поселение состояло из нескольких групп Родовые связи родственных семей, занимавших зимой полуземлянку, в которой каждая семья имела свой полог. Летом семьи жили в отдельных палатках. Мужчины такой общины составляли байдарную артель. С середины XIX в., когда морской зверобойный промысел получил товарное значение, старшины артелей (ан’ьялык) стали собственниками байдар и при распределении получали большую часть добычи. Главой селения был умилык – самый сильный и ловкий член общины. С конца XIX в. наметилась социальная дифференциация, выделилась верхушка богатых, эксплуатировавшая неимущих сородичей. Была известна отработка за жену, существовали обычаи сватать детей, женить мальчика на взрослой девушке, обычай «товарищества по браку», когда двое мужчин обменивались женами в знак дружбы. Брачной Родовые связи церемонии как таковой не существовало. В зажиточных семьях встречалось многоженство.

Религия

Эскимосы практически не подверглись христианизации, сохранили традиционные верования в духов-хозяев всех одушевленных и неодушевленных предметов, явлений природы, местностей, направлений ветра, различных состояний человека, в родственной связи человека с каким-либо животным или предметом (см. Анимизм, Тотемизм). Для защиты от злых духов эскимосы носили амулеты – семейные (части зверей, птиц или каких-либо предметов), которые передавались по наследству, и индивидуальные (костяные или деревянные изображения животных и бусины). Существовали культы волка, ворона и косатки, которых запрещено было убивать. Особенно почиталась косатка, она покровительствовала морской охоте летом, а зимой, превращаясь в волка, помогала Родовые связи охотнику в тундре (см. Культ животных). В каждом селении был свой главный шаман, обычно мужчина, но были известны и женщины-шаманки. Шаман мог выгнать болезнь, помочь вернуться пропавшим в тундре или унесенным на льдине, установить хорошую погоду и приманить промысловых зверей. Одежду шаманов от обычной отличали подвески, бахрома, кисти (см.Шаманство). Умерших одевали в новую одежду, связывали ремнями, голову покрывали шкурой оленя (чтобы дух умершего не мог видеть дороги, по которой его несли, и не вернулся). Перед выносом тела совершали трапезу. Выносили покойника через специально проделанное в задней стене яранги отверстие; его потом тщательно заделывали. Умершего Родовые связи уносили в тундру и оставляли на поверхности, обложив вокруг небольшими камнями. Одежду и ремни на нем разрезали, вокруг раскладывали принадлежавшие ему при жизни вещи, предварительно переломанные. На местах ежегодных поминальных обрядов выкладывали из камней кольца диаметром 1–2 м. Камни, складывавшиеся в круг, символизировали души умерших родственников. С поминальной целью ставили также столбы из китовых челюстей.

Традиции

Добыче зверя посвящались промысловые праздники. Особенно известны праздники по случаю добычи кита. Их проводили либо осенью, по окончании сезона охоты, и называли «проводами кита», либо весной, с началом китовой охоты, – «встреча кита». В последнем случае главным распорядителем и устроителем китового праздника был старшина байдарной артели, первой загарпунившей кита Родовые связи. Церемония включала обряд «кормления» убитого кита – в море бросали кусочки сушеного китового мяса. Существовали также праздники начала морской охоты, или «спуск байдары на воду», и летний праздник «моржовых голов», посвященный итогам весенне-летнего промысла. На нем воспроизводилась охота на моржей, руководила представлением старейшая женщина. По случаю удачного промысла семья, либо несколько родственных групп устраивали праздники, посвященный духу-покровителю охотника. Ярангу в это время украшали изображениями промыслового инвентаря. Праздники включали обращение к солнцу как источнику жизни, изгнание злых и благодарение добрых духов, жертвоприношения «хозяевам» моря и тундры, угощение гостей и вручение подарков. Охотничьи праздники сопровождались танцами, песнями, драм. представлениями Родовые связи, обрядовой игрой увыхтак’ – подбрасыванием желающего (любого пола) на натянутой моржовой шкуре (побеждал тот, кто дольше всех удерживался на ногах).

Культура

К самым ранним стадиям развития эскимосской арктической культуры восходит резьба по кости– скульптурная миниатюра и художественная гравировка. Орнаментом украшали охотничье вооружение, предметы домашнего обихода, амулетами и украшениями служили вырезанные изображения зверей и фантастических существ. В настоящее время в пос. Уэлен существует профессиональная косторезная мастерская, где работают мастера-эскимосы. Во 2-й половине 1920-х гг. в жизни азиатских эскимосов начались радикальные перемены. В 1928–1930 на Чукотке были построены школы, организованы кооперативы, культбазы с больницами и зооветпунктами, школами-интернатами, производственными мастерскими, торгово-заготовительными пунктами Родовые связи. Было проведено национально-территориальное районирование, в 1930 создан Чукотский н.о. В 1950-е гг. некоторые эскимосские колхозы были объединены с оленеводческими колхозами чукчей, образовались комплексные промыслово-оленеводческие хозяйства. В 1932–1937 на основе латинского, позднее русского алфавита была создана эскимосская письменность.


documentageyxsb.html
documentagezfcj.html
documentagezmmr.html
documentageztwz.html
documentagfabhh.html
Документ Родовые связи