Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница

От изумления у Анакс буквально отвисла челюсть. Неужели это правда? Да как такое возможно? Ведь вся информация всегда была открыта и общедоступна. Такова основополагающая догма современного общества. Общество, которое боится знания, страшится самого себя. Ну и новость! К тому же эти архивы — далеко не мелочь, способная заинтересовать лишь группу ученых, занимающихся исследованием истории Адама и Арта. Каждый член общества имеет право на доступ к ним.

Слова Экзаменатора потрясли и напугали Анакс сильнее, чем она ожидала. Несмотря на то что напрашивался естественный вопрос: «А почему эту информацию скрывают?» — с губ Анакс сорвался другой вопрос, волновавший ее куда больше.

Анаксимандр: С Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница какой целью вы мне это рассказали?

Экзаменатор: То, что вы сейчас увидите, открывается лишь тем, кто решился на испытание. Мы не можем принять решение о результате экзамена, не узнав вашего мнения о случившемся на самом деле.

«А что, если я не пройду испытания? — захотелось спросить Анакс. — Отпустят ли меня теперь, когда мне столько известно?» Ответ был пугающе прост. В комнате сделалось еще темнее. Анакс охватила паника. Она завороженно повернулась к голограмме, поняв, наконец, насколько высоки ставки.

Во мраке сгустились фигуры голограммы, и Анакс услышала смех. Арт и Адам вместе радовались какой-то шутке. Они сидели за маленьким столиком напротив Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница друг друга. Человек что-то задумчиво жевал. Металлическое тело робота полностью скрывала красная тога, доходившая до пола. Форд выглядел старше: в отличие от образа, который нарисовала Анакс, у ее героя в реальности были более резкие черты лица. Оба держали в руках карты. Шла игра.

Экзаменатор: Эта беседа состоялась за десять дней до Финальной Дилеммы.

Адам вдруг шлепнул картой об стол и. воздев над головой руки, радостно заулюлюкал. Сжав ладонь в кулак, он выставил большой палец, повернув его к полу, и показал Арту.

— Три-два в пользу человека. О чем то говорит? Нет, скажи, о чем это говорит?

— Это говорит Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница о том, — невозмутимо отозвался робот, — что ты слишком быстро делаешь выводы, — с торжествующим видом он выложил на стол свой расклад. — Я тебя обставил. Адам недоуменно уставился на карты.

— Ты сжульничал, — заявил он,

— Докажи, — улыбнулся андроид.

— Ты это знаешь, и я это знаю, чего тут доказывать?



— Всякое бездоказательное утверждение не стоит выеденного яйца. Сколько еще раз мне это тебе повторять?

Изображение задрожало, словно в запись вкрались помехи. Адам посерьезнел. Он внимательно посмотрел на Арта, а потом окинул взглядом комнату. Потом шепотом обратился к роботу:

— Ты это сделал? — спросил Форд. Андроид кивнул.

— Ты уверен? — не отступал человек.

— С чего мне врать?

— Я Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница могу придумать тысячи причин.

— Ответь мне, почему ты хочешь, чтобы я это сделал? Ты обещал мне объяснить.

Адам дал знак Арту, чтобы тот наклонился еще ближе. Робот подчинился. Вдруг неожиданно Форд рванулся через столик и обеими руками схватил андроида за шею. Адам изо всех сил тряс робота, а тот сидел неподвижно, даже не пытаясь сопротивляться. Наконец, после очередного рывка, лохматая голова отделилась от тела и покатилась по полу. Заключенный отпрыгнул, кинув взгляд на дверь. Ничего. Никакой реакции.

Тело Арта медленно пришло в движение. Из-под красной тоги показалась пара металлических рук, которая нащупала голову и осторожно водрузила ее на место Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница. Раздался щелчок, и взгляд робота снова обрел осмысленное выражение. Он принялся осматриваться по сторонам то ли от удивления, то ли из желания проверить надежность работы механизмов.

— Как видишь, — спокойно заметил Арт. нимало не потрясенный произошедшим, — конструкцию моего тела усовершенствовали. Теперь я запросто могу самостоятельно поставить на место утраченные детали. Это была проверка, так?

Адам кивнул.

— Дурацкая проверка. — произнес андроид. — Тебе хотелось посмотреть, не бросится ли охрана мне на помощь. Ты хотел узнать, сдержал ли я слово, ила же за нами все-таки ведется наблюдение. Однако ты не предусмотрел еще одного варианта; наблюдение ведется, но принято решение не вмешиваться Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница. Нельзя исключить, что тебя хотят обмануть и, таким образом, выведать твой секрет.

— С чего им думать, что у меня есть секрет? — спросил Адам,

— Зачем же еще ты попросил меня вывести из строя систему наблюдения?

— Откуда им знать, что я тебя об этом просил? — Форд прищурился.

— Я мог им сказать, — Арт оставался спокоен, что казалось весьма удивительно, ведь буквально минуту назад он лишился головы.

— Так ты им сказал?

— Нет. У тебя не остается иного выхода, кроме как довериться мне. Если ты оторвешь мне голову, то все равно не узнаешь ничего нового.

— Может, я это сделал просто так, для удовольствия.

— Так Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница ты мне откроешь свой секрет? — Пожалуй, я передумал, — ответил Адам. - Это слишком рискованно.

— Жизнь вообще рисковая штука, — отозвался Арт, — Что бы там ни было, решай быстрее. Я загрузил в компьютеры системы наблюдения запись составного изображения, но она рассчитана только на тридцать минут.

Форд настороженно посмотрел на своего собеседника.

— Ладно. Я тебе поверю и прошу тебя о следующем. Никому не рассказывай о том, что сейчас услышишь. Тебе это под силу?

— Я не могу представить, что ты можешь поведать мне нечто, о чем я был бы вынужден известить других.

— Ты хоть раз можешь ответить прямо?

— Я машина. Ко мне надо привыкнуть Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница. Твое время на исходе. Надеюсь, ты будешь краток.

— Идея простая.

— Самая заразная.

— Я хочу, чтобы ты дал слово никому об этом не рассказывать.

— К чему тебе мое слово? — улыбнулся Арт.

— Я научился ценить то, с чем другие расстаются неохотно.

— Даже если эти другие — машины? Разве мое слово — не бессмысленный звук, вроде удара, который ты слышишь, когда бьешь ногой по стене?

— Мы закончила спор об этом.

— Этому спору никогда не будет конца.

— Дай мне слово.

— Скажи мне, что мое слово значит для тебя больше, чем пустой звук. — ответил Арт.

Повисла тишина. Анакс буквально физически чувствовала исходившее от картины напряжение.

— Ты Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница знаешь, что это так, — ответил Адам.

— Я хочу, чтобы ты это сказал сам. — Хорошо. Да. это так. Твое слово для меня больше, чем пустой звук.

— И что же оно тогда? — не отступал Арт. — Это твоя мысль, — помедлив, выдавил из себя Форд, Он обмяк, словно силы разом оставили его, — Твои слова — это выражение твоих мыслей.

— Хорошо. Я даю тебе слово, — сказал Арт, и Анакс увидела, как глаза андроида удовлетворенно блеснули. — А теперь выкладывай, что ты задумал.

Адам оглядел комнату: обеслокоенно, неуверенно. Продолжая посматривать по сторонам, переводя взгляд с потолка на двери, затем обратно на потолок, потомка камеры системы наблюдения, он заговорил;

— Ты Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница когда-нибудь задумывался над тем. каково тебе будет снаружи, вне исследовательского центра?

— Мне не нужно об этом задумываться, — ответил Арт. — Ты забываешь, что до нашего знакомства я жил у Уильяма.

— В заключении.

— Да. мое существование было тайной.

— А теперь тебя держат здесь. — Именно так.

— Ты такой же пленник, как и я.

— Между нами есть разница.

— Какая?

— У меня нет повода желать жить по-другому.

— Может быть, я сейчас дам тебе такой повод.

— Не думаю, что у тебя получится.

Судя по паузе. Адам и сам в этом сомневался.

— Ты утверждаешь, что точно так же, как а я Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница, обладаешь сознанием.

— Именно.

— И ты знаешь, что я никак в это не мог поверить.

— Именно так. И в чем тому причина, я тоже знаю.

— Мне кажется, — продолжил Адам, — я придумал способ меня убедить.

— И в чем же он заключается?

— Знаю, я сам просил не поднимать эту тему, хотел сначала все расставить по местам. Прийти к кое-каким выводам. — Адам мерил шагами комнату, словно читал речь. Тихо, обращаясь к одному-единственному слушателю. — Я не знаю, что это такое: обладать сознанием. Ты выбил у меня из-под ног почву, лишил чувства уверенности. Я ловлю себя на том, что, оказавшись в твоем обществе Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница, со временем стал относиться к тебе как к себе подобному, как к разумному существу. Возможно, это не более чем безумие, которому подвержены одиночные заключенные. Кто знает, не будь тебя, я бы уже начал дружить со стулом. Возможно, взял бы за манеру с ним разговаривать. Не исключено, я бы даже начал слышать, что он мне говорит в ответ.

Но даже здесь, в тюрьме, лишенный свободы, имея в собеседниках только робота, я понял суть некоторых, доселе недоступных мне вещей. Я больше не желаю спорить о разуме, о наличии или отсутствии сознания. Я хочу поговорить только о разнице. Все, кого я Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница знаю, видят разницу между человеком и животным, но никто из нас не может сказать, в чем эта разница заключается и что является ее критерием. Для некоторых людей различия эти столь незначительны, что они отказываются есть животную пищу.

Для них сходство между животным и человеком значит гораздо больше, нежели отличия. Точно так же с пришельцами из внешнего мира. Меня обучали их сразу же убивать. И вовсе не потому, что они чем-то принципиально отличаются от нас, нет, но нам внушили, что разница между нами, пусть незначительная, стоит смерти.

А потом я заглянул в глаза той девушке. Даже издалека я увидел в них Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница нечто, чего не вижу в твоих. Сначала, когда мы спорили, я не мог сформулировать, что же это такое. Я мыслил топорно, а ты с легкостью оборачивал мои доводы против меня самого. Ты заставил меня усомниться в собственном разуме. Ловкий фокус, надо отдать тебе должное, но все же это только фокус, не более. С момента нашего последнего разговоре я все ломал себе голову, и теперь знаю, в чем заключается различие между нами.

Анакс заметила в глазах Арта выражение, которое никак не ожидала там увидеть. Робот смотрел на человека нерешительно, будто бы осознавая свою уязвимость, ничего не ответил, лишь Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница жестом попросил человека продолжать.

— На суде меня спросили, почему я так поступил. Почему я поставил под угрозу безопасность всего общества, почему пожертвовал жизнью боевого товарища ради того, чтобы спасти совершенно незнакомого мне человека? Я ответил, что посчитал такой поступок правильным.

Но дело не только в этом. Когда я взглянул на океан и заметил ее там, в лодке, то увидел нечто большее, чем просто беспомощную девушку. Думаю, если бы дело было только в ее беспомощности, я бы ее убил. Мне доводилось убивать и беспомощных. Нет, я увидел путь, который она проделала. Решение, которое приняла перед лицом страшной опасности. Увидел желание Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница жить лучшей жизнью и готовность рискнуть ради этого буквально всем. Увидел в ее действиях странный смысл: представил, как она в одиночку отправилась в путь по волнам неведомого океана, как она врала самой себе, чтобы приободриться и найти силы добраться до нас. Я заглянул в ее глаза и увидел в них свое отражение. Принятые решения, неудовлетворенное честолюбие, по большей части эти чувстве я и выразить-то словами не смогу. Я видел ее намерения, я видел выбор, который она сделала. Всего этого я не нахожу в тебе.

Арт молчал, словно ожидая продолжения, но Адам не проронил больше ни слова.

— Славно сказано Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница, — наконец произнес робот. Его голос переменился. Анакс почувствовала это инстинктивно. Чего-то не хватало. Изменение было ничтожным, практически незаметным, однако сейчас, впервые, Анакс была уверена, что Арт блефует. — Однако боюсь, ты видишь лишь то, что хочешь увидеть. Ты же ничего не знаешь об этой девушке. Вдруг ее посадили в лодку насильно. Вдруг ее просто несло по морю, и она плыла без всякой цели, никуда конкретно не направляясь, более того, ты не знаешь, что заставляет меня произносить те или иные слова или же совершать те или иные поступки. Я словно одно из тех животных, что вы забиваете себе в пищу, живой настолько Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница, насколько вы хотите. Точно так же и та девушка. В этом и заключается вся правда.

— Так что же действительно руководит твоими поступками? — переходя в наступление, резко спросил Адам, будто бы заметив колебания робота.

— Ну, я могу рассказать тебе целую историю об этом, если ты, конечно, хочешь ее услышать, — произнес Арт. — И ты поверишь ей или не поверишь, в зависимости от того, насколько она будет тебе подходить. Впрочем, какой толк от этих историй?

— Нет, — Адам покачал головой, — ты меня опять не собьешь. Я больше не хочу слушать твои истории.

Анакс украдкой кинула взгляд на Экзаменаторов. Они смотрели не на голограмму Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница, а на нее. На лице Форда появилось новое выражение. Анакс почувствовала, как в ней зарождается странное чувство: свирепое, дышащее опасностью. Она знала, с ее стороны глупо ощущать подобное по отношению к парящему в воздухе изображению человека, который умер много лет назад. Но иного выхода у нее было: хоть Анакс и не могла понять этого до конца, но теперь судьба Адама стала и ее судьбой. Ее выбор темы для вступительного испытания не был случайным.

— Мои слова — не просто веселая побасенка, — Адам говорил сквозь зубы, едва открывая рот. — Я пытался объяснить, в чем именно заключается разница между нами. Именно Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница поэтому я тебе никогда не поверю.

Ты знаешь, какая мысль приходит мне в голову каждое утро, сразу же после пробуждения? Это мысль о том, как сбежать отсюда. Всякий раз, каждый миг, когда я свободен от экспериментов и необходимости выслушивать твой треп, я задаюсь вопросом, как мне выбраться на свободу. Как? Как мне вырваться из этих стен?

Я знаю, мне лучше выбросить эmu мысли из головы и не терзать себя понапрасну. Выло бы логичней и правильней смириться с тем положением, в котором я нахожусь. Радоваться тому, что я вообще жив. Может, стоило припомнить уроки медитации, которым меня учили, когда я был моложе. Может Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница, следовало бы успокоиться и убедить себя, что мне хватает давящей пустоты этой комнатушки и бессмысленного существования в полном одиночестве, убедить себя в том, что мне этого вполне довольно. Но у меня не получается. Я так не могу. Со мной остаются мои воспоминания. Воспоминания о том, как я смеялся с приятелями, сладкие воспоминания о полузабытых любовницах. Каждый удар сердца отмеряет еще один пройденный миг, еще одну драгоценную секунду, украденную у меня, у той жизни, которой я так мечтал жить.

Мы с тобой разные. Я больше не хочу называть эту разницу сознанием. Половина людей из тех, кого я знал, не Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница более разумны, чем ты. Я не могу называть ее свободой воли, поскольку не выбор движет мной. Я не могу закрыть глаза на ощущение того, как жизнь медленно уходит от меня. Я не могу закрыть глаза на тот факт, что жизнь для меня приобретает смысл, только когда я вижу улыбку или чувствую в своей ладони ладонь другого человека. В этом и заключается различие между нами, И в этом ты уступаешь мне. Да, ты умнее меня и сможешь вывернуть наизнанку что бы я ни сказал, но это не изменит одного простого факта. Ты уступаешь мне.

Адам перестал мерить шагами Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница комнату и повернулся к роботу. Напряжение между андроидом и человеком притягивало их друг к другу. Откинув голову, работ приблизился к Форду.

— Ты ошибаешься, — прошептал Арт, и в уголках его глаз блеснули слезы. — Я тоже хочу вырваться на свободу.

— Я тебе не верю, — покачал головой Адам.

— Тогда почему ты попросил меня вывести из строя систему наблюдения?

— Надеялся тебя проверить. Но теперь вижу, что не могу.

— Время почти вышло. Тебе лучше изменить свое мнение.

— У тебя есть план? — спросил Адам.

— Конечно, есть, — Арт позволил себе едва заметно улыбнуться, — Я ведь умнее тебя. Забыл?

— Если у тебя есть план, чего ты так долго тянул Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница? Почему не сказал раньше?

— Я хотел знать наверняка, что у нас общие цели. Я хотел удостовериться в том, что могу тебе доверять.

Несколько мгновений Адам обдумывал слова робота, а потом кивнул, В глазах человека зажегся огонек робкой надежды:

— Ты можешь мне доверять. В чем же заключается твои план?

Голограмма застыла, а в комнате зажегся свет, отчего изображения заговорщиков утратили трехмерность и стали почти прозрачными. Казалось, разыгравшаяся Перед присутствующими сцена была лишь сном. Анакс повернулась к Экзаменаторам. Она чувствовала себя оглушенной и некоторое время стояла не шевелясь. Время как будто остановилось. Словно издалека Анакс услышала, что к ней обращаются Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница, и попыталась сосредоточиться.

Экзаменатор: Насколько я могу судить, вы потрясены. Меняет ли увиденное вашу интерпретацию событий?

С чего ей начать? Увиденное меняет не только ее интерпретацию, но и все интерпретации, что вообще до сих пор существовали.

И официальные версии, и трактовки ревизионистов. Однако глагол «менять» был неверен. Увиденное полностью опровергало все толкования. Уничтожало их на корню.

Нельзя молчать. Правда сама найдет нужные слова. Так ей советовал Перикл. К худу или к добру, но у нее не оказалось выхода. Оставалось надеяться, что комиссия поймет ее смятение. Ей сделают скидку.

Анаксимандр: История Финальной Дилеммы общеизвестна. Считается, что предумышленного плана побега Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница не существовало. Нас учили, что в базовой части программы Арта был вшит нерушимый императив, код, на который не влиял процесс развития робота. Во-первых, андроид не мог причинить вред другому мыслящему существу, а во-вторых, не мог действовать вопреки желаниям Философа Уильяма, который по-прежнему тщательно отслеживал перемены, происходящие с его сознанием. Мы привыкли думать, что причиной Финальной Дилеммы стал сбой систем в здании тюрьмы. Как всегда, существует несколько мнений о произошедшем. Согласно одной точке зрения, причина случившегося — стечение не зависящих друг от друга обстоятельств. Недостаток в финансировании, небрежность в процессе сервисного обслуживания, халатность рабочего и даже землетрясение. Случайность, не Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница имевшая под собой причины, ненамеренный результат. Если бы меня спросили об этом до просмотра голограммы, я бы сказала, что являюсь сторонницей именно такой интерпретации событий.

Иное толкование, которое я продолжаю считать ошибочным, является той или иной вариацией теории заговора. Попытка повстанцев, о деятельности которых в то время имеется множество документов, спасти Адама из заключения. Желание либерального крыла положить конец программе создания искусственного разума или же, согласно еще одной точке зрения, поставить ее под свой контроль. Однако никаких доказательств вмешательства извне так никогда и не нашли, а поскольку они отсутствуют, думаю, нам следует признать несостоятельность подобных теорий и считать их Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница исключительно трогательными легендами.

Экзаменатор: Но теперь вы отметаете обе категории толкований.

Анаксимандр: Отметаю.

Экзаменатор: Как же вы интерпретируете случившееся?

И снова Анакс оказалась у перепутья. Сколько разных вариантов, а за ними путь разветвляется вновь и вновь. Она словно снимала верхний слой головоломки и обнаруживала под ним еще один, а под ним еще. Слой за слоем до самого ядра.

Анаксимандр: У нас есть основания предположить два варианта. Первый вариант более традиционный, поэтому я начну с него. Согласно официальной версии, Арт был не в состоянии обойти встроенный императивный код, и я не обладаю сведениями, которые бы позволили поставить это под сомнение Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница. При этом я увидела сцену сговора с Адамом, услышала, как робот дал ему слово, что он работает над планом побега. Таким образом, я вынуждена предположить, что побег был одобрен Философом Уильямом. Либо он захотел, чтобы попытка побега имела место, с целью узнать нечто новое о своем детище, либо намеревался загнать Адама в ловушку, возможно оказавшись под давлением политического характера.

Экзаменатор: Ваши предположения носят спекулятивный характер.

Анаксимандр: Других у меня нет.

Экзаменатор: Не могли бы вы назвать причину, в силу которой Философ Уильям желал увидеть, как Арт пытается сбежать? По какой причине некто хотел загнать Адама в ловушку?

Анаксимандр: Поймите, я ведь Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница только что увидела запись и сейчас пытаюсь соотнести полученную информацию…

Экзаменатор: Я не просил вас оправдываться.

Экзаменатор повысил голос, и это заставило Анакс отшатнуться.

Так с ней случалось всегда: Любой конфликт выводил ее из равновесия. Это был не обычный стыд, охватывающий студента, когда авторитетный специалист делает ему замечание, а тихий страх того, что она никогда не могла предугадать, как отреагирует, если давление на нее окажется слишком сильным. Теперь Анакс старалась не смотреть на тройку Экзаменаторов, которые, подавшись вперед, взирали на нее с высоты кафедры.

Она попыталась забыть об их давлении, попыталась не думать о причинах, заставляющих Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница Экзаменаторов так себя вести.

Расправив плечи, Анакс медленно заговорила, одновременно приводя свои мысли в порядок.

Анаксимандр: Причины вполне можно себе представить. Взять, к примеру, эмоциональное напряжение, с которым сопряжена разработка плана побега, да и сам побег. Можно предположить, что Философу Уильяму стало интересно увидеть свое детище в условиях крайнего стресса и возбуждения. Опять же надо помнить, программа исследований никогда не пользовалась всесторонней поддержкой среди Философов. Возможно, Уильям хотел, чтобы Адам и Арт сбежали. Что, если он собирался продолжить изыскания в тайне?

Экзаменатор: Опять же ваши предположения носят умозрительный характер.

Анакс понимала: Экзаменатор прав. Ее предположения были дикими, фантастичными, не имеющими под Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница собой никаких оснований, она сейчас оперировала теми самыми теориями заговора, против которых выступала все время, пока изучала историю. Экзаменаторы настаивали на объяснении, и ее версия представлялась менее дикой, менее фантастичной, чем единственная альтернатива. Анакс понурила голову.

Экзаменатор: Вы считаете, что произошло именно это?

Анаксимандр: Я не знаю, что произошло.

Экзаменатор: Нас интересует ваше мнение.

Анаксимандр: По моему мнению, я не обладаю достаточными сведениями для обоснованного ответа.

Экзаменатор: Мы просим вас высказать предположение.

Анаксимандр: Я бы предпочла не строить предположений.

Экзаменатор: Забудьте о ваших предпочтениях.

Экзаменаторы давили на нее, заставляя произнести вслух то, что вертелось у Анакс на Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница языке. Ей этого не хотелось, но комиссия клещами вытягивала у нее ответ.

Анаксимандр: Если бы я оказалась вынуждена строить догадки, то предположила бы, что Философ Уильям не имел отношения к побегу, то есть Арт принимал решения самостоятельно.

Впервые за все испытание Анакс увидела, как выражение лиц Экзаменаторов изменилось. Теперь они улыбались. Едва заметно, многозначительно.

Экзаменатор: Серьезное заявление, Хотите увидеть, что случилось дальше?

Анакс кивнула Она была не в силах отрицать переполнявшее ее желание узнать, как все произошло на самом деле.

Историю всего, что она знала, переписывали прямо у нее на глазах. Перед ней разворачивался заговор, да такой масштабный, что Анакс даже Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница не могла решиться предположить, каковы были его цели. А ведь она всю жизнь яростно противилась любому проявлению теории заговоров.

От Анакс не ускользнула горькая ирония положения, в котором она оказалась. Фигуры на голограмме снова обрели яркость и форму, и испытуемая почувствовала, как ее снова охватывает страх.

Арт и Адам стояли лицом а лицу посреди комнаты.

— Ты готов? Уверен? — спросил робот.

— Конечно.

— Если хочешь передумать, давай сейчас. Потом дороги назад уже не будет.

— То же самое касается и тебя.

— Я никогда не меняю решений.

— Тем более мне тебя жаль.

— Ты все запомнил? Все до последней детали?

— Сколько можно об Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница этом спрашивать?

— Повтори.

Адам вздохнул, но за деланым раздражением было заметно страшное напряжение, которое он испытывал, Форд заговорил, тщательно подбирая слова. Его взгляд помутнел, человек излагал план, заученный наизусть:

— Первый взрыв выведет из строя камеры. Сюда пошлют двух охранников, оба вооружены. Я буду ждать их за дверью. Ты схватишь первого охранника, второго я беру на себя. Я отберу у него пистолет, а потом застрелю обоих. Далее мы вместе выходим из комнаты. Сначала налево по коридору, потом второй поворот направо. На втором посту три охранника. Они услышат звук выстрелов и будут от меня справа. Прикажут нам остановиться, что мы Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница и сделаем возле двери по левую руку от нас. Они направятся к нам, и в этот момент прогремит второй взрыв, который должен их нейтрализовать. Мы проходим дверь. За ней лестница, по которой ты не можешь взобраться. Два лестничных пролета я протащу тебя на себе. Наверху две двери. Нам нужна та, что справа. Это служебный выход, который ведет наружу. За ним не ведется наблюдение, поскольку второй взрыв привлек внимание охраны к главному входу. Если вдруг появятся охранники, их будет не более двух. Ты двинешься вперед, чтобы подманить их, а я спрячусь за транспортный бот и застрелю их. Ты запустишь бот, он взлетит, и Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница все подумают, что мы находимся внутри него. После этого мы возвращаемся на лестницу и открываем дверь слева. За ней набольшей склад. Там мы просидим час, а ночью скроемся, пока власти будут заняты поисками транспортного бота, который ты затопишь между островами сразу за Великим Валом. Выбираемся за ограждение и расходимся. С этого момента каждый сам за себя.

— Хорошо, — кивнул Арт, — Скажи мне, что ты чувствуешь, когда представляешь, как будешь убивать охранников?

— Я прошел подготовку. Я — солдат. Мне приходилось убивать и раньше.

— Убивая, ты чувствуешь себя сильнее?

— Я ничего не чувствую.

— Я тебе не верю.

— Мне плевать, чему Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница ты веришь.

— Не забывай, — напомнил Арт, — если на любом из этапов осуществления нашего плана что-нибудь пойдет не так, я не смогу прийти тебе на помощь. Программа не позволяет мне причинять вред разумным существам.

— Но подержать-то ты их можешь, пока я буду их убивать?

— С точки зрения программы, это считается пособничеством убийству.

— Невысокого же я мнения о твоей программе.

— И это говорит человек, с радостью готовый убить совершенно незнакомых людей, которые, к тому же, не сделали ему ничего дурного.

— С радостью — не то слово, — бросил Адам. — Однако не забывай: план придумал ты.

— Ты прав, мы с тобой в Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница одной упряжке. Нам остается надеяться только на наши программы. Ты готов?

Форд кивнул. Арт вытянул вперед руку. Адам с торжественным видом взял трехпалую металлическую ладонь и пожал ее. Человек и робот уставились друг на друга. — Удачи.

— Надеюсь, мы не окажемся в положении, когда нам останется рассчитывать только на нее.

— Именно так всегда и происходит, — отозвался андроид. — Но местам.

Адам замеру двери. Он глубоко вздохнули потряс руками и ногами, снимая напряжение. Затем посмотрел на кибернетического напарника и кивнул.

— На счет три, — сказал робот.

Арт не бросал слое на ветер. Здание содрогнулось от взрыва, в наполнившуюся дымом комнату брызнули обломки, а в дальней Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница стене образовалась рваная дыра с искрящимися проводами. Адам опустился на одно колено, не в силах выдержать чудовищную силу взрыва. И человека, и машину теперь покрывал слой мельчайшей белой пыли. Форд быстро вскочил на ноги. Из коридора раздался топот приближающихся шагов. К комнате бежали охранники. Как и предполагалось, их было двое.

Все произошло быстро: жестокая постановка хорошо отрепетированной казни. Стоило двери открыться, как Арт тут же бросился под ноги первому охраннику, и тот растянулся на полу. Второй даже не успел отреагировать. Мелькнул кулак Адама, сокрушивший трахею противника, тот, хрипя и задыхаясь, повалился навзничь. Адам выхватил его пистолет, прежде чем тело солдата Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница коснулось пола. Две вспышки, во лбах у охранников появляется по аккуратной дырочке, и беглецы выскакивают в коридор.

Налево, как и планировалось, а потом второй поворот направо. Удивительно, но маленький Арт ни на шаг не отстает от своего спутника, бегущего со всех ног,

— Стоять! Оружие на пол, руки вверх! Адам и Арт замерли. Слева дверь. Справа трое охранников, направивших на них пистолеты. Адам посмотрел не робота, ожидая, когда тот начнет отсчет. Андроид кивнул, и Адам выпустил из рук оружие. Лязгнув, пистолет упал на пол, по коридору пошло гулять эхо.

— Раз… два… — чуть слышно считал Арт, настороженно глядя на медленно Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница приближавшихся охранников. На счет «три» раздался второй взрыв, прогремевший всего лишь в нескольких метрах за спинами незадачливых стражников. Он показался еще сильнее предыдущего. Адама швырнуло на пол. Когда он поднялся и поднял оружие, робот уже успел открыть дверь. Взревел сигнал тревоги: резкий, пронзительный вой разнесся по всему зданию.

Наверх вела крутая металлическая винтовая лестница. Адам кинул взгляд вверх, после чего, что-то пробурчав себе под нос, присел на корточки. Тоненькие ручки Арта обхватили широкие плечи человека.

Дата добавления: 2015-08-28; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentagfbtrd.html
documentagfcbbl.html
documentagfcilt.html
documentagfcpwb.html
documentagfcxgj.html
Документ Посвящается Рене, Эммануилу, Людвигу и Алану 7 страница